?

Log in

No account? Create an account

Юлия Латынина. Новая инквизиция

« previous entry | next entry »
Oct. 1st, 2012 | 10:35 pm

Депутаты Госдумы планируют принять закон об оскорблении чувств верующих, который предусматривает тюремное заключение на срок до пяти лет

Наконец-таки Россия, которая триста лет обезьянничала всяким Европам и Америкам, подражает истинным светочам благочестия, где еще сохранился страх перед Господом, — Ирану, Сомали, Пакистану и прочим державам, образ жизни которых является образцом для всякого истинно верующего.

И так как новый курс Госдумы, патриарха Кирилла и лично В.В. Путина наконец спасает Россию из геенны Просвещения, куда она была ввергнута любителями гнилого Запада — от Петра I до Ельцина, — возникает необходимость пересмотреть и вычистить те авгиевы конюшни неверия, творения еретиков и кощунников, которыми под видом т.н. «русской литературы» потчуют неокрепшие души развратители юношества.

Во-первых, следует запретить произведения А.С. Пушкина. В своей сказке «О попе и его работнике Балде» А.С. Пушкин клеветнически порочит светлый образ тружеников религиозного фронта, а в поэме «Гаврилиада» он превзошел в святотатстве самого Салмана Рушди, которого иранские духовные братья депутата Шпигеля приговорили к смерти: если Рушди написал роман о том, что Коран был внушен Магомету Сатаной, то Пушкин написал поэму о том, как Дева Мария в один и тот же день совокупилась с лукавым, архангелом и Богом.

Слава Всевышнему, что Дантес вступился за честь Богородицы и смыл на Черной речке с российского православия кровавое пятно по имени А.С. Пушкин!

Еще один кощунник, произведения которого, бесспорно, подпадают под действие закона, — М.Ю. Лермонтов. Его поэма «Мцыри» воспевает послушника, сбежавшего из монастыря («я мало жил, и жил в плену», «от келий душных и молитв»), а поэма «Демон» и вовсе посвящена прославлению черта, которого кощунник в первых же строках своих богомерзких виршей именует «духом познанья».

Не следует также смущать неокрепшие умы творчеством Н.В. Гоголя. «Вечера на хуторе близ Диканьки» пиарят нечистую силу: то у него, видите ли, черт кузнеца в Петербург доставляет, то у него Вий убивает благочестивого семинариста, истребившего ведьму. За эдакое низкопоклонство перед чертом во времена Торквемады отправлялись прямо на костер!

Кощунственные по отношению к вере Христовой и ее служителям строки допускал небезызвестный либераст Н.А. Некрасов («Кого вы называете/Породой жеребячьею? <…> C кем встречи вы боитеся,/Идя путем-дорогою?») и его духовный учитель Белинский («православная церковь… всегда была опорою кнута и угодницей деспотизма»; «не есть ли поп на Руси для всех русских представитель обжорства, скупости, низкопоклонничества, бесстыдства?»).

Строжайшему запрету подлежит Ф.М. Достоевский: «Легенда о великом инквизиторе» покушается на основы самой церкви. Это на что Федор Михайлович намекает в злоречивом тексте? На то, что патриарх Кирилл казнил бы Христа, явись тот ему?

О графе Л.Н. Толстом и говорить не надо — тот был отлучен от церкви еще сто лет назад.

Безусловному запрещению подлежит Владимир Маяковский. («Скучно попу ежедневно врать,/что гром от Ильи-пророка./Люди летают по небесам,/и нет ни ангелов, ни бесов,/а поп про ад завирает,/а сам не верит в него ни бельмеса»); Сергей Есенин — этот противник веры христианской возглавлял в 1920-м «Общество вольнодумцев» и публично заявлял: «Я ненавижу все духовенство, начиная с патриарха Тихона»; Александр Блок («Что нынче невеселый,/Товарищ поп?/Помнишь, как бывало/Брюхом шел вперед,/И крестом сияло/Брюхо на народ?»), и, конечно, абсолютному запрету подлежит М.А. Булгаков, чья книга «Мастер и Маргарита» является по сути еретическим евангелием с манихейско-гностическим уклоном, богомерзкой пилатовщиной и скрытым гимном Сатане.

Не стоит также забывать о зарубежной литературе. Запрету за прямую пропаганду богоборчества подлежат «Орлеанская девственница» Вольтера, «Каин» Байрона и «Восстание ангелов» Анатоля Франса. Рабле, Бодлер и Ярослав Гашек.

Нельзя обойти своим вниманием такие книги, как «Властелин колец» Толкиена и «Гарри Поттер» Джоан Роулинг. Это книги, которые вместо Христа толкуют о магах и волшебниках, проповедуют богомерзкие чудеса вместо смирения и молитвы. Разве можно себе вообразить, чтобы книги, подобные этим, были написаны в братском Иране или Сомали?

Вообще надо сказать, что со времен Просвещения вся мировая литература занимается лишь тем, что оскорбляет чувства верующих: либо она вообще не говорит о Боге, либо она говорит о нем не то, что написано в Библии. В первом случае она бесполезна; во втором подпадает под уголовную статью. Будем надеяться, что депутаты Госдумы не остановятся на полпути и дадут богопротивным произведениям Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Некрасова, Достоевского, Толстого и Булгакова правовую оценку. Этим кощунникам не место в путинской России!

Юлия Латынина
Обозреватель «Новой»

Link | Leave a comment | Share

Comments {0}